Официальный сайт Правительства
Луганской Народной Республики

27.05.2021

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «ГОСУДАРСТВО КАК ИНВЕСТОР ВКЛАДЫВАЕТ СРЕДСТВА В ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ»

О реалиях и будущем угольной промышленности и агропромышленного комплекса, ситуации с водными ресурсами, социальными гарантиями, продовольственной и энергобезопасностью, а также об интеграционных процессах и развитии внутренней кооперации рассказал в эфире телеканала «Луганск 24» Председатель Правительства ЛНР Сергей Козлов.

Хирургия для углепрома


– Сергей Иванович, давайте обсудим экономическую ситуацию в Республике и прежде всего вспомним о нашем «локомотиве» – ГУП ЛНР «Республиканская топливная компания «Востокуголь». На днях сотрудникам предприятия выплатили очередную зарплату – событие рядовое, если не вспоминать о том, как было ранее. Но все же, в принятии решения год назад о создании государственного унитарного угледобывающего и углеперерабатывающего предприятия что стало основным фактором?
– Для начала реорганизации были две причины. Мы проанализировали рынок угля, а также результаты финансово-хозяйственной деятельности больших групп угольных предприятий в нашей Республике. На тот момент это были: филиал № 2 ЗАО «ВТС», ГУП ЛНР «Антрацит» и ГУП ЛНР «Центруголь». Так вот, рынок угля свидетельствовал о неутешительных тенденциях: спрос на энергетические угли резко снизился в конце 2019 года, а начиная со второго квартала 2020 года «обвалился» рынок угля и на другие марки – коксующийся, газовый (это, прежде всего, было связано с внешними факторами: начались проблемы в логистике из-за пандемии). В этих условиях себестоимость нашей продукции проигрывала в конкурентной борьбе. Если говорить в цифрах, то в январе – марте 2020 года результат финансово-экономической деятельности этих трех групп предприятий в целом давал минус 200–250 миллионов рублей, в том числе задолженность по зарплате доходила до 80–100 миллионов в месяц. Если бы мы такими темпами продолжали работать и не попытались внести коррективы, под угрозой оказался бы весь топливно-энергетический комплекс.
Необходимо было действовать безотлагательно, практически хирургическими методами. Решение было принято оперативно, и мы начали реорганизацию.
– Сегодня, спустя год, уже можно говорить о том, что получилось и что еще требует доработки?
– Одно из социальных достижений, как было уже отмечено, – то, что работающие в ГУП «РТК «Востокуголь» вовремя начали получать заработную плату. А в экономическом направлении мы начали работать над тем, чтобы уменьшить себестоимость продукции.
При закупке материалов, оборудования, услуг предпочтение отдавалось предприятиям нашей Республики, затем – Донецкой Народной Республики, а после этого уже – производителям вне Донбасса. С одной стороны, внутренняя кооперация позволяет оживить экономику в целом, поддержать наши предприятия, а предлагаемые ими цены, с другой стороны, выгодно отличаются от зарубежных. У местных производителей до этого приобреталось менее трети материалов, товаров и услуг, а на 15 мая 2021 года – уже более половины; в ДНР ранее – 17 %, сейчас – 32 %. И только около 17 % поставок в настоящее время идет извне. Считаю, это неплохой результат.
Мы также убрали с предприятия «Востокуголь» дополнительную финансовую нагрузку в виде социальных объектов. Содержание профилакториев и детских оздоровительных лагерей в конечном счете сказывалось и на себестоимости угля, что делало нашу продукцию менее конкурентоспособной. Поэтому государство приняло на себя эту обязанность – и в настоящий момент из пяти профилакториев два уже запущены в работу. При этом квота для работников угольных предприятий осталась примерно той же, и условия их оздоровления практически не поменялись. Но мы выиграли в том, что у нас впервые за все время получили возможность оздоровления в этих профилакториях и другие категории граждан: ветераны войны, участники боевых действий, пострадавшие от аварии на ЧАЭС, семьи погибших военнослужащих и так далее.
Что касается подходов к фонду оплаты труда при реорганизации в угольной промышленности, то грамотная оптимизация штатной структуры позволяет при меньших затратах действовать более эффективно. Государство как инвестор вкладывает средства в программы развития этого предприятия: идет закупка оборудования, введение в работу новых лав... И если до реорганизации эти три группы предприятий запускали максимум 4–5 лав в год, то с момента, как начал работу «Востокуголь», менее чем за год открыто 10 лав. Такие же планы и на этот год, причем две лавы уже приняты в эксплуатацию.
Можно также привести примеры по добыче угля. В январе – апреле 2020 года среднесуточная добыча составляла 10 – максимум 12 тысяч тонн, с момента запуска «Востокугля» – уже до 15 тысяч, а по состоянию на 1 мая 2021 года мы можем говорить о добыче до 25 тысяч тонн угля в сутки. Вот такие результаты.


Человеческий фактор


– Хотелось бы спросить о трудовых коллективах.
– В трех группах угольных предприятий до образования «Востокугля» работали 32 тысячи человек. На государственное унитарное угледобывающее предприятие перешли и на данный момент работает порядка 27 тысяч человек. Все остальные смогли воспользоваться программами Министерства труда и социальной политики, разработанными вместе с Правительством ЛНР.
Примерно 30 % не задействованных в производстве прошли переобучение и получили назначение на другие должности. Порядка 500 человек получают дотацию – пособие по безработице; около 300 человек воспользовались правом досрочного выхода на пенсию, для чего перед началом реорганизации мы в кратчайшие сроки подготовили необходимые нормативно-правовые акты. А оставшаяся часть людей перешла в ГУП ЛНР «Углереструктуризация».
При проведении этой реформы в первую очередь ставилась задача, чтобы рабочие специальности не сокращались.
– То есть, по большому счету, речь шла не о сокращении рабочих, а об оптимизации бюрократического аппарата?
– Два этапа организационно-штатной оптимизации как раз в большей мере коснулись управленческого аппарата. При этом представителям таких профессий, как горнорабочие, ГРОЗ, обеспечивающих угледобычу профессий на «Востокугле», смогли повысить заработную плату на 22–30 %.

Кооперация


– Сергей Иванович, как сегодня выглядит структура реализации угольной продукции?
– В Республике есть угли трех марок – энергетические, газовые, коксующиеся, что позволяет более оперативно на рынок реагировать, что особенно важно в нынешних условиях. Рынок сегодня очень нестабилен и сложен, и есть факты невыполнения договорных обязательств, несвоевременных расчетов за поставленный уголь. Имея три направления угледобычи, нам легче на это реагировать. Например, для газового угля основной заказчик – Зуевская ТЭС (ДНР), и есть перспективы даже больших поставок, чем сегодня, и мы работаем над этим.
Антрацитовая группа углей востребована вне Донбасса. А у нас в республиках есть спрос на коксующиеся угли (частично АМК, а также Енакиевский и Донецкий металлургические заводы).
По этим трем направлениям мы и работаем.
– Говоря о кооперации ЛНР и ДНР, хотелось бы напомнить об еще одном совместном проекте – строительстве энергомоста. Расскажите, пожалуйста, об этом.
– По сути, в этом году был дан старт подготовке к строительству. Главой ЛНР подписан соответствующий Указ, приняты необходимые нормативно-правовые акты; мы подготовили маршрут строительства: от подстанции «Чайкино» (ДНР) до нашей «Коммунарской».
– Что нам даст реализация этого проекта?
– В первую очередь стабильный второй ввод, что позволит нам принимать более стабильно электроэнергию и в больших объемах. С учетом работы предприятий на юго-западе нашей Республики (расположенных в Кировске, Первомайске, Антраците, Красном Луче) для нас это просто необходимо. Это дублирующая линия, которая в случае каких-то неполадок позволит нам маневрировать.
– А в каких экономических отраслях мы еще сотрудничаем?
– На данный момент у нас с Донецкой Народной Республикой единый трансграничный концерн «Железные дороги Донбасса». У нас единая энергосистема, в которой основную роль играет трансграничный концерн «Энергия Донбасса», где от ЛНР основной составной элемент – наша Республиканская сетевая компания. Мы также продолжаем работу над унификацией законодательства, и это касается не только таможенного направления, но и налоговой системы, всех направлений промышленности и так далее. Как в Луганской, так и в Донецкой Народной Республике уже запущена программа реорганизации государственных казначейств.


Природная целесообразность


– Перейдем к другой теме. В социальных сетях поднялось широкое обсуждение судьбы Исаковского водохранилища. Как Вы считаете, проблема именно в водозаборе или она шире?
– Прежде всего, следует отметить, что проблема хотя пока до конца и не решена, но уже не столь остра, как летом – осенью 2020 года. А чтобы ответить на поставленный вопрос, его необходимо разбить на составляющие. Надо понимать, увеличился ли забор воды из Исаковского водохранилища нашим крупным металлургическим комбинатом – АМК, а также уменьшился ли приток воды из единственного источника наполнения – бассейна реки Белой.
Ситуацию с меткомбинатом мы взяли под контроль с лета прошлого года. В данный момент примерно половина воды на АМК поступает с Орловских прудов. То есть нельзя сказать, что забор воды с Исаковского водохранилища стал больше. А вот приток воды от реки Белой в 2020 году стал меньше, чем годом ранее.
– С чем это связано?
– Были версии, что с остановкой водоотливнового комплекса, который работал на участке шахты «Романовская». Но когда мы начали разбираться, оказалось, что проблема гораздо шире.
Река Белая была практически вся в заторах (более 900, из них порядка 90 – очень крупных). Соответственно, скорость протока воды уменьшилась сравнительно с 2017–2019 годами примерно в полтора-два раза. Министерством природных ресурсов и экологической безопасности ЛНР совместно с администрацией Перевальского района были выполнены мероприятия по очистке русла, в результате чего увеличилась скорость течения реки, а также на 27 % – приток воды. В целом то, что было сделано, позволило нам с минимальной отметки, на которую опустилась вода в Исаковском водохранилище, поднять ее на 85 см.
А по поводу водоотливного комплекса вопрос стоял и ранее, еще до войны – там ситуация не такая однозначная. Он находится под землей и вследствие гидрологической связи с закрытой шахты имени Артема давал приток, а если еще был весенний паводок, создавал угрозу для людей, обслуживающих этот водоотливной комплекс. Поэтому Министерство топлива, энергетики и угольной промышленности ЛНР подало соответствующий проект, и мы подземный комплекс закрыли, чтобы не рисковать жизнью и здоровьем наших граждан. И в это же время мы начали прорабатывать вопрос о целесообразности строительства водоотливного комплекса на поверхности.
В работе были задействованы Государственные унитарные предприятия ЛНР «Востокгеология» и «Луганский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт по качеству и обогащению углей», а также ряд ведущих зарубежных научных организаций. Совместными усилиями эксперты пришли к выводу, что строительство комплекса займет не меньше года; с учетом проекта стоимость такого объекта будет стоить порядка 160 миллионов рублей. При этом вода, которая начинает подпирать подземные горизонты на этих шахтах, самотеком должна выйти в речку Белую не позднее марта 2022 года. Иначе говоря, строительство этого комплекса просто нецелесообразно в силу природного фактора. А 160 миллионов пригодятся для других программ, которые будут направлены на социальную защиту жителей Республики.


Ресурс продовольственной безопасности


– Завершающая тема – сельское хозяйство. Отсеялись, и сейчас идет подкормка озимых культур, затем начнется борьба с вредителями. А что говорят аграрии – держите руку на пульсе?
– Министр сельского хозяйства и продовольствия ЛНР Юрий Александрович Пронько практически все время находится в полях. Его задача – проанализировать наш возможный урожай. Исходя из этого будет выстроена стратегия по форвардным закупкам и появится понимание того, на какой объем будет увеличен неснижаемый запас пшеницы.
– Кстати, в этом году не было зерновых интервенций.
– Да, в этом году получилось так, что на местах у нас осталось больше пшеницы. 22 тысячи тонн – наш резерв. В настоящее время наличие зерна как в ГУП ЛНР «Агрофонд», так и в фондах аграриев позволяет держать цену на муку в тех же рамках (17,60 руб. за 1 кг муки).
– Как дела в животноводстве?
– В 2020 году мы преодолели определенный рубеж: 9 500 тонн мяса было произведено на государственной Чернухинской птицефабрике. Для понимания: в 2013 году, в мирное время, не находясь в экономической блокаде, имея постоянных заказчиков, птицефабрика максимально производила 9 300 тонн. Также совместно с частным производителем удалось практически полностью – до 80–85 % – покрыть спрос на мясо птицы за счет местной продукции. А это, помимо обеспечения продовольственной безопасности, дает возможность быть регуляторами рынка.
– Сергей Иванович, а овощеводство в нашей Республике насколько является перспективным?
– В настоящее время около 80?% овощей у нас привозные, так что есть большие перспективы, как и для садоводства. Но если садоводство может окупиться лет через пять, то овощеводство – практически через год. Поэтому в настоящий момент первоочередная задача – все-таки развитие овощеводства. Но, зная Министра сельского хозяйства и продовольствия ЛНР, думаю, он однозначно будет запускать две программы – и я его поддержу в этом направлении.


Беседовал Андрей КУЗНЕЦОВ,
публикацию подготовила Светлана ЮРОВА,
фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА